+7 (499) 455 09 86  Москва

+7 (812) 332 53 16  Санкт-Петербург

Получите бесплатную консультацию
юриста по телефонам прямо сейчас:
+7 (499) 455 09 86
Москва и МО
+7 (812) 332 53 16
Санкт-Петербург и ЛО

Назначаемые сенатом из числа местных помещиков должны были регулировать

Личное освобождение крестьян. Образование сельских обществ. Учреждение мировых посредников. С момента публикации законов 19 февраля 1861 г. помещичьи крестьяне перестали считаться собственностью. Отныне их нельзя было продавать, покупать, дарить, переселять по произволу владельцев. Правительство объявило бывших крепостных «свободными сельскими обывателями». присвоило им гражданские права — свободу вступления в брак, право самостоятельного заключения договоров и ведения судебных дел, приобретения недвижимого имущества на свое имя и пр.

Алексей Кившенко. Чтение Манифеста 1861 г. Александром II на Смольной площади в Санкт-Петербурге

Крестьяне каждого помещичьего имения объединились в сельское общество. Свои общие хозяйственные вопросы они решали на сельском сходе. Исполнять решения сходов должен был сельский староста, избираемый на три года. Несколько смежных сельских обществ составляли волость. В волостном сходе участвовали сельские старосты и выборные от сельских обществ. На этом сходе избирался волостной старшина. Он исполнял полицейские и административные обязанности.

«Волостной суд». Зощенко Михаил Иванович

Деятельность сельского и волостного управления, а также взаимоотношения крестьян и помещиков контролировались мировыми посредниками. Они назначались Сенатом из числа местных помещиков. Мировые посредники имели широкие полномочия и не подчинялись ни губернатору, ни министру. Они должны были руководствоваться только велениями закона. В первом составе мировых посредников было немало гуманно настроенных помещиков (декабрист А. Е. Розен, Л. Н. Толстой и др.).

Введение «временнообязанных » отношений. Вся земля в имении признавалась собственностью помещика, в том числе и та, которая находилась в пользовании крестьян. За пользование своими наделами лично свободные крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк. Закон признавал такое состояние временным. Поэтому лично свободные крестьяне, несущие повинности в пользу помещика, назывались «временнообязанными ».

Размеры крестьянского надела по каждому имению следовало раз и навсегда определить по соглашению крестьян с помещиком и зафиксировать в уставной грамоте. Введение этих грамот было основным занятием мировых посредников.

Допустимые рамки соглашений между крестьянами и помещиками были обозначены в законе. Была проведена грань между нечерноземными и черноземными губерниями. В нечерноземных в пользовании крестьян осталось примерно столько же земли, как и прежде. В черноземных же под давлением крепостников был введен сильно уменьшенный душевой надел. При пересчете на такой надел у крестьянских обществ отрезались «лишние » земли. Там, где мировой посредник действовал недобросовестно, в числе отрезанных земель оказывались необходимые крестьянам угодья — прогоны для скота, луга, водопои. За дополнительные повинности крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков эти земли. «Отрезки». сильно стеснившие крестьян, на протяжении многих лет отравляли отношения между помещиками и их бывшими крепостными.

Выкупные сделки и выкупные платежи. Рано или поздно, полагало правительство, «временнообязанные » отношения закончатся и крестьяне с помещиками заключат выкупную сделку — по каждому имению. По закону крестьяне должны были единовременно уплатить помещику за свой надел около пятой части обусловленной суммы. Остальную часть уплачивало государство. Но крестьяне должны были возвращать ему эту сумму (с процентами) ежегодными платежами в течение 49 лет.

В принципе сумма выкупа должна была бы зависеть от доходности выкупаемых земель. В черноземных губерниях примерно так и было сделано. Но помещики нечерноземных губерний считали такой принцип для себя разорительным. Они давно уже жили в основном не за счет доходов от своих бедных земель, а за счет оброка, который платили крестьяне из своих сторонних заработков. Поэтому в нечерноземных губерниях земля была обложена выкупными платежами выше ее доходности. Выкупные платежи, которые правительство в течение многих лет выкачивало из деревни, забирали все накопления в крестьянском хозяйстве мешали ему перестроиться и приспособиться к рыночной экономике, удерживали русскую деревню в состоянии нищеты.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:
+7 (499) 455 09 86 (Москва)
+7 (812) 332 53 16 (СПБ)
Это быстро и бесплатно!

Опасаясь, что крестьяне не захотят платить большие деньги за плохие наделы и разбегутся, правительство ввело ряд жестких ограничений. Пока производились выкупные платежи, крестьянин не мог отказаться от надела и уехать навсегда из своей деревни без согласия сельского схода. А сход неохотно давал такое согласие, потому что ежегодные платежи спускались на все общество, невзирая на отсутствующих, больных и немощных. За них приходилось платить всему обществу. Это называлось круговой порукой .

В. Пукирев. Сбор недоимок (1870)

Крестьянские волнения. Конечно, крестьяне ожидали не такую реформу. Наслышавшись о близкой «воле », они с удивлением и негодованием воспринимали весть, что надо продолжать отбывать барщину и платить оброк. У них закрадывались подозрения, подлинный ли манифест был им прочитан, не запрятали ли помещики, сговорившись с попами, «настоящую волю ». Донесения о крестьянских бунтах приходили почти из всех губерний Европейской России. На подавление высылались войска. Особым драматизмом отличались события в селениях Бездна Спасского уезда Казанской губернии и Кандеевка Керенского уезда Пензенской губернии.

В Бездне жил крестьянин-сектант Антон Петров, тихий и скромный человек. Он вычитывал из «Положений » 19 февраля «тайный смысл » и растолковывал его крестьянам. У него получалось, что почти вся земля должна отойти именно к ним, а помещикам — «овраги да дороги, и песок да камыш ». Со всех сторон шли в Бездну бывшие крепостные, чтобы послушать «про настоящую волю ». Из села были изгнаны официальные власти, и крестьяне установили свой порядок.

В Бездну были направлены две роты солдат. По безоружным крестьянам, плотным кольцом окружившим избу Антона Петрова, было дано шесть залпов. 91 человек был убит. Через неделю, 19 апреля 1861 г. Петрова принародно расстреляли.

В этом же месяце разыгрались события в Кандеевке, где солдаты тоже стреляли в безоружную толпу. Здесь погибло 19 крестьян. Эти и другие подобные события произвели тяжелое впечатление на общество, тем более, что критиковать в печати крестьянскую реформу было запрещено. Но к июню 1861 г. крестьянское движение пошло на спад.

Значение крестьянской реформы

Историческое значение освобождения крестьян. Реформа получилась не такой, о какой мечтали Кавелин, Герцен и Чернышевский. Построенная на тяжелых компромиссах, она учитывала интересы помещиков гораздо более, чем крестьян. Не то, чтобы на «пятьсот лет », а всего лишь примерно на двадцать хватало ее положительного заряда. Затем должна была встать необходимость новых реформ в том же направлении.

И все же крестьянская реформа 1861 г. имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений. Страна уверенно вступила на путь капиталистического развития. Началась новая эпоха в ее истории.

Велико было нравственное значение крестьянской реформы. покончившей с крепостным рабством. Его отмена проложила дорогу другим важнейшим преобразованиям. Теперь, когда все россияне стали свободными, по-новому встал вопрос о конституции. Ее введение стало ближайшей целью на пути к правовому государству — такому государству, которым управляют граждане в соответствии с законом и каждый гражданин находит в нем надежную защиту.

Надо помнить исторические заслуги тех, кто разрабатывал реформу, кто боролся за ее проведение — Н. А. Милютина, К. Ф. Самарина, Я. И. Ростовцева, великого князя Константина Николаевича, К. Д. Кавелина, А. И. Герцена. Н. Г. Чернышевского. а ранее — декабристов. А. Н. Радищева. Нельзя забывать и заслуг выдающихся представителей нашей литературы — А. С. Пушкина, В. Г. Белинского. И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова и др. И, наконец, неоспоримо велики заслуги императора Александра II в деле освобождения крестьян .

Маковский Константин Егорович "Крестьянский обед в поле.", 1871г.

Документ: Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости 19 февраля 1861 г.

Основные положения крестьянской реформы 1861 года:

1. Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется навсегда, в порядке, указанном в настоящем Положении и в других, вместе с оным изданных, Положениях и Правилах.

2. На основании сего Положения и общих законов крестьянам и дворовым людям, вышедшим из крепостной зависимости, предоставляются права состояния свободных сельских обывателей, как личные, так и по имуществу.

3. Помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащие им земли, предоставляют, за установленные повинности, в постоянное пользование крестьян усадебную их оседлость и, сверх того, для обеспечения их быта и для выполнения их обязанностей пред правительством и помещиком то количество полевой земли и других угодий, которое определяется на основаниях, указанных в местных» положениях.

4. Крестьяне за отведенный, на основании предыдущей статьи, надел обязаны отбывать в пользу помещиков определенные в местных положениях повинности работою или деньгами.

5. Возникающие из сего обстоятельства поземельные отношения между помещиками и крестьянами определяются правилами, изложенными как в сем Общем, так и в особых местных положениях.
Примечание. Сии местные положения суть: 1) Для тридцати четырех губерний Великороссийских, Новороссийских и Белорусских; 2) для губерний Малороссийских: Черниговской, Полтавской и части Харьковской; 3) для губерний Киевской, Подольской и Волынской; 4) для] губерний Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской и части Витебской.

6. Наделение крестьян землею и другими угодьями, а равно следующие за сие повинности в пользу помещика определяются преимущественно по добровольному между помещиками и крестьянами соглашению, с соблюдением лишь следующих условий:
а) чтобы надел, предоставленный крестьянам в постоянное пользование, для обеспечения их быта и исправного отправления ими государственных повинностей, не был менее того размера, который определяется с этою целию в местных положениях;
б) чтобы те повинности крестьян в пользу помещика, которые отправляются работою, определялись не иначе, как временными договорами, на сроки не долее трех лет (причем не воспрещается, однако же, возобновлять такие договоры в случае желания обеих сторон, но также временно, не долее как на трехлетний срок);
в) чтобы вообще заключаемые между помещиками и крестьянами сделки не были противны общим гражданским законам и не ограничивали прав личных, имущественных и по состоянию, предоставляемых крестьянам в настоящем Положении.
Во всех тех случаях, когда добровольные соглашения между помещиками и крестьянами не состоятся, надел крестьян землею и отправление ими повинностей производятся на точном основании местных положений.

7. На сих основаниях составляются «уставные грамоты», в которых должны быть определены постоянные поземельные отношения между каждым помещиком и водворенными на его земле крестьянами. Составление таковых уставных грамот предоставляется самим помещикам. Как на составление оных, так и на рассмотрение и введение их в действие назначается два года со дня утверждения сего Положения.

8. Помещики, наделив крестьян в постоянное пользование за установленные повинности землею на основании местных положений, не обязаны впредь ни в каком случае наделять их каким бы то ни было сверх того количеством земли.

9. Вышедшие из крепостной зависимости крестьяне составляют по делам хозяйственным сельские общества, а для ближайшего управления и суда соединяются в волости. В каждом сельском обществе и в каждой волости заведывание общественными делами предоставляется миру и его избранным на основаниях, в сем Положении изложенных.

10. Каждое сельское общество, как при общинном, так и при участковом или подворном (наследственном) пользовании землею отвечает круговою порукою за каждого из своих членов в исправном отбывании казенных, земских и мирских повинностей.

Другие статьи из раздела Российская Империя XIX в :

Читайте также:  Какие документы должны быть на гараж

История Росcии. 19 век. 8 класс

1.Личное освобождение крестьян .

С момента публикации законов 19 февраля 1861 г. помещичьи крестьяне перестали считаться собственностью. Отныне их нельзя было продавать, покупать, дарить, переселять по произволу владельцев. Правительство объявило бывших крепостных «свободными сельскими обывателями», присвоило им гражданские права — свободу вступления в брак, право самостоятельного заключения договоров и ведения судебных дел, приобретения недвижимого имущества на свое имя и пр.

Деятельность сельского и волостного управления, а также взаимоотношения крестьян и помещиков контролировались мировыми посредниками. Они назначались Сенатом из числа местных помещиков. Мировые посредники имели широкие полномочия и не подчинялись ни губернатору, ни министру. Они должны были руководствоваться только велениями закона. В первом составе мировых посредников было немало гуманно настроенных помещиков (декабрист А. Е. Розен, Л. Н. Толстой и др.).
Размеры крестьянского надела по каждому имению следовало раз и навсегда определить по соглашению крестьян с помещиком и зафиксировать в уставной грамоте. Введение этих грамот было основным занятием мировых посредников.
Допустимые рамки соглашений между крестьянами и помещиками были обозначены в законе. Была проведена грань между нечерноземными и черноземными губерниями. В нечерноземных в пользовании крестьян осталось примерно столько же земли, как и прежде.

2. "Отрезки" в черноземных губерниях.

В черноземных же под давлением крепостников был введен сильно уменьшенный душевой надел. При пересчете на такой надел у крестьянских обществ отрезались «лишние » земли. Там, где мировой посредник действовал недобросовестно, в числе отрезанных земель оказывались необходимые крестьянам угодья — прогоны для скота, луга, водопои. За дополнительные повинности крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков эти земли. «Отрезки», сильно стеснившие крестьян, на протяжении многих лет отравляли отношения между помещиками и их бывшими крепостными.

3. Выкуп за землю.

В принципе сумма выкупа должна была бы зависеть от доходности выкупаемых земель. В черноземных губерниях примерно так и было сделано. Но помещики нечерноземных губерний считали такой принцип для себя разорительным. Они давно уже жили в основном не за счет доходов от своих бедных земель, а за счет оброка, который платили крестьяне из своих сторонних заработков. Поэтому в нечерноземных губерниях земля была обложена выкупными платежами выше ее доходности. Выкупные платежи, которые правительство в течение многих лет выкачивало из деревни, забирали все накопления в крестьянском хозяйстве мешали ему перестроиться и приспособиться к рыночной экономике, удерживали русскую деревню в состоянии нищеты.

Опасаясь, что крестьяне не захотят платить большие деньги за плохие наделы и разбегутся, правительство ввело ряд жестких ограничений. Пока производились выкупные платежи, крестьянин не мог отказаться от надела и уехать навсегда из своей деревни без согласия сельского схода. А сход неохотно давал такое согласие, потому что ежегодные платежи спускались на все общество, невзирая на отсутствующих, больных и немощных. За них приходилось платить всему обществу. Это называлось круговой порукой .

Согласно реформе, крестьяне должны были выкупать свои наделы.Крестьянин должен был заплатить сразу 20-25% суммы. Остальные средства крестьянин мог взять у государства на 49 лет под %. При этом государство вело расчеты не с каждым крестьянином, а с крестьянской общиной.

4. "Временнообязанные" крестьяне.

Если крестьянин не мог выкупить свой надел, он оставался временнообязанным.Вся земля в имении признавалась собственностью помещика, в том числе и та, которая находилась в пользовании крестьян. За пользование своими наделами лично свободные крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк. Закон признавал такое состояние временным. Поэтому лично свободные крестьяне, несущие повинности в пользу помещика, назывались «временнообязанными ».

Итоги и значение реформы.

Конечно, крестьяне ожидали не такую реформу. Наслышавшись о близкой «воле », они с удивлением и негодованием воспринимали весть, что надо продолжать отбывать барщину и платить оброк. У них закрадывались подозрения, подлинный ли манифест был им прочитан, не запрятали ли помещики, сговорившись с попами, «настоящую волю ». Донесения о крестьянских бунтах приходили почти из всех губерний Европейской России. На подавление высылались войска. Особым драматизмом отличались события в селениях Бездна Спасского уезда Казанской губернии и Кандеевка Керенского уезда Пензенской губернии.

В Бездне жил крестьянин-сектант Антон Петров, тихий и скромный человек. Он вычитывал из «Положений » 19 февраля «тайный смысл » и растолковывал его крестьянам. У него получалось, что почти вся земля должна отойти именно к ним, а помещикам — «овраги да дороги, и песок да камыш ». Со всех сторон шли в Бездну бывшие крепостные, чтобы послушать «про настоящую волю ». Из села были изгнаны официальные власти, и крестьяне установили свой порядок.

В Бездну были направлены две роты солдат. По безоружным крестьянам, плотным кольцом окружившим избу Антона Петрова, было дано шесть залпов. 91 человек был убит. Через неделю, 19 апреля 1861 г. Петрова принародно расстреляли.
В этом же месяце разыгрались события в Кандеевке, где солдаты тоже стреляли в безоружную толпу. Здесь погибло 19 крестьян. Эти и другие подобные события произвели тяжелое впечатление на общество, тем более, что критиковать в печати крестьянскую реформу было запрещено. Но к июню 1861 г. крестьянское движение пошло на спад.

Историческое значение освобождения крестьян.
Реформа получилась не такой, о какой мечтали Кавелин, Герцен и Чернышевский. Построенная на тяжелых компромиссах, она учитывала интересы помещиков гораздо более, чем крестьян. Не то, чтобы на «пятьсот лет », а всего лишь примерно на двадцать хватало ее положительного заряда. Затем должна была встать необходимость новых реформ в том же направлении.

И все же крестьянская реформа 1861 г. имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений. Страна уверенно вступила на путь капиталистического развития. Началась новая эпоха в ее истории.

Велико было нравственное значение крестьянской реформы. покончившей с крепостным рабством. Его отмена проложила дорогу другим важнейшим преобразованиям. Теперь, когда все россияне стали свободными, по-новому встал вопрос о конституции. Ее введение стало ближайшей целью на пути к правовому государству — такому государству, которым управляют граждане в соответствии с законом и каждый гражданин находит в нем надежную защиту.

Надо помнить исторические заслуги тех, кто разрабатывал реформу, кто боролся за ее проведение — Н.А.Милютина, К). Ф. Самарина, Я. И. Ростовцева, великого князя Константина Николаевича, К. Д. Кавелина, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, а ранее — декабристов, А. Н. Радищева. Нельзя забывать и заслуг выдающихся представителей нашей литературы — А. С. Пушкина, В. Г. Белинского, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова и др. И, наконец, неоспоримо велики заслуги императора Александра II в деле освобождения крестьян .

Последнее изменение: Четверг, 24 Июль 2014, 22:27

Боханов А.Н. Горинов М.М. История России с древнейших времен до конца XX века

Раздел III.Россия в XIX веке

Глава 20.Эпоха Освобождения

С момента публикации законов 19 февраля 1861 г. помещичьи крестьяне перестали считаться собственностью — отныне их нельзя было продавать, покупать, дарить, переселять по произволу владельцев. Правительство объявило бывших крепостных «свободными сельскими обывателями», присвоило им гражданские права — свободу вступления в брак, самостоятельное заключение договоров и ведение судебных дел, приобретение недвижимого имущества на свое имя и пр.

Крестьяне каждого помещичьего имения объединялись в сельские общества. Свои общие хозяйственные вопросы они обсуждали и решали на сельских сходах. Исполнять решения сходов должен был сельский староста, избираемый на три года. Несколько смежных сельских обществ составляли волость. В волостном сходе участвовали сельские старосты и выборные от сельских обществ. На этом сходе избирался волостной старшина. Он исполнял полицейские и административные обязанности.

Деятельность сельского и волостного управлений, а также взаимоотношения крестьян с помещиками контролировались мировыми посредниками. Они назначались Сенатом из числа местных дворян-помещиков. Мировые посредники имели широкие полномочия. Но администрация не могла использовать мировых посредников в своих целях. Они не подчинялись ни губернатору, ни министру и не должны были следовать их указаниям. Они должны были следовать только указаниям закона. В первом составе мировых посредников было немало гуманно настроенных помещиков (декабристы Г.С. Батеньков и А.Е. Розен, Л.Н. Толстой и др.).

Вся земля в имении признавалась собственностью помещика, в том числе и та, которая находилась в пользовании крестьян. За пользование своими наделами лично свободные крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк. Закон признавал такое состояние временным. Поэтому лично свободные крестьяне, несущие повинности в пользу помещика, назывались «временнообязанными».

Размеры крестьянского надела и повинностей по каждому имению следовало раз и навсегда определить по соглашению крестьян с помещиком и зафиксировать в уставной грамоте. Введение этих грамот было основным занятием мировых посредников.

Допустимые рамки соглашений между крестьянами и помещиками были обозначены в законе. Кавелин, как мы помним, предлагал оставить за крестьянами все земли, которыми они пользовались при крепостном праве. Помещики нечерноземных губерний не возражали против этого. В черноземных же губерниях они яростно протестовали. Поэтому в законе была проведена грань между нечерноземными и черноземными губерниями. В нечерноземных в пользовании крестьян оставалось почти столько же земли, как и прежде. В черноземных же под давлением крепостников был введен сильно уменьшенный душевой надел. При пересчете на такой надел (в некоторых губерниях, например Курской, он опускался до 2,5 дес.) у крестьянских обществ отрезались «лишние» земли. Там, где мировой посредник действовал недобросовестно, в числе отрезанных земель оказывались необходимые крестьянам угодья — прогоны для скота, луга, водопои. За дополнительные повинности крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков эти земли. «Отрезки», сильно стеснившие крестьян, на протяжении многих лет отравляли отношения между помещиками и их бывшими крепостными.

Рано или поздно, полагало правительство, «временнообязанные» отношения закончатся и крестьяне с помещиками заключат выкупную сделку — по каждому имению. По закону крестьяне должны были единовременно уплатить помещику за свой надел около пятой части обусловленной суммы. Остальную часть уплачивало государство. Но крестьяне должны были возвращать ему эту сумму (с процентами) ежегодными платежами в течение 49 лет.

В принципе, в основу суммы выкупа должна была бы лечь доходность выкупаемых земель. В отношении черноземных губерний примерно так и было сделано. Но помещики нечерноземных губерний считали такой принцип для себя разорительным. Они давно уже жили в основном не с доходов от своих бедных земель, а за счет оброка, который платили крестьяне из своих сторонних заработков. Поэтому в нечерноземных губерниях земля была обложена выкупными платежами выше ее доходности. Выкупные платежи, которые правительство в течение многих лет выкачивало из деревни, забирали все накопления в крестьянском хозяйстве, мешали ему перестроиться и приспособиться к рыночной экономике, удерживали русскую деревню в состоянии нищеты.

Опасаясь, что крестьяне не захотят платить большие деньги за плохие наделы и разбегутся, правительство ввело ряд жестких ограничений. Пока производились выкупные платежи, крестьянин не мог отказаться от надела и уехать навсегда из своей деревни без согласия сельского схода. А сход неохотно давал такое согласие, потому что ежегодные платежи спускались на все общество, невзирая на отсутствующих, больных и немощных. За них приходилось платить всему обществу. Крестьяне были связаны круговой порукой и прикреплены к своему наделу.

Помещикам-крепостникам удалось ввести в закон еще одну поправку. По соглашению с крестьянами помещик мог отказаться от выкупа, «подарить» крестьянам четверть их законного надела, а остальные земли забрать себе. Крестьянские общества, клюнувшие на эту уловку, впоследствии горько раскаялись.

Очень скоро сёла «дарственников» на своих крошечных наделах катастрофически обнищали.

Конечно, крестьяне ожидали не такую реформу. Наслышавшись о близкой «воле», они с удивлением и негодованием воспринимали весть, что надо продолжать отбывать барщину и платить оброк. У них закрадывались подозрения, подлинный ли манифест им прочитали, не запрятали ли помещики, сговорившись с попами, «настоящую волю». Донесения о крестьянских бунтах приходили из всех губерний Европейской России. На подавление высылались войска. Особым драматизмом отличались события в селениях Бездна Спасского уезда Казанской губернии и Кандеевка Керенского уезда Пензенской губернии.

В Бездне жил крестьянин-сектант Антон Петров, тихий и скромный человек. Он вычитывал из «Положений» 19 февраля «тайный смысл» и растолковывал его крестьянам. У него получалось, что почти вся земля должна была отойти именно к ним, а помещикам — «овраги да дороги, и песок да камыш». Со всех сторон шли в Бездну бывшие крепостные, чтобы послушать «про настоящую волю». Из села были изгнаны официальные власти, и крестьяне установили свой порядок.

В село были направлены две пехотные роты. По безоружным крестьянам, плотным кольцом окружившим избу Антона Петрова, было дано шесть залпов. 91 человек был убит. Через неделю, 19 апреля 1861 г. Петрова принародно расстреляли.

В этом же месяце разыгрались события в Кандеевке, где солдаты тоже стреляли в безоружную толпу. Здесь погибло 19 крестьян. Эти и другие подобные известия произвели тяжелое впечатление на общественность, тем более что критиковать в печати крестьянскую реформу было запрещено. Но к июню 1861 г. крестьянское движение пошло на спад.

Реформа получилась не такой, какой мечтали ее видеть Кавелин, Герцен и Чернышевский. Построенная на тяжелых компромиссах, она учитывала интересы помещиков гораздо более, чем крестьян, и обладала очень коротким «ресурсом времени» — не более чем на 20 лет. Затем должна была встать необходимость новых реформ в том же направлении.

И все же крестьянская реформа 1861 г. имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений. Страна уверенно вступила на путь капиталистического развития. Началась новая эпоха в ее истории.

Велико было и нравственное значение этой реформы, покончившей с крепостным рабством. Его отмена проложила дорогу другим важнейшим преобразованиям, которые должны были ввести в стране современные формы самоуправления и суда, подтолкнуть развитие просвещения. Теперь, когда все россияне стали свободными, по-новому встал вопрос о конституции. Ее введение стало ближайшей целью на пути к правовому государству — такому государству, которым управляют граждане в соответствии с законом и каждый гражданин имеет в нем надежную защиту.

Надо помнить исторические заслуги тех, кто разрабатывал и продвигал эту реформу, кто боролся за ее проведение — Н.А. Милютина, Ю.Ф. Самарина, Я.И. Ростовцева, великого князя Константина Николаевича, К.Д. Кавелина, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, а в более отдаленной перспективе — декабристов, А.Н. Радищева. Нельзя забывать и заслуг выдающихся представителей нашей литературы — А.С. Пушкина, В.Г. Белинского, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова и др. И, наконец, неоспоримо велики заслуги императора Александра II.

Основные положения реформы

Основные положения реформы. февраля 1861г. С момента публикации законов 19 февраля 1861 года помещичьи крестьяне перестали быть собственностью отныне их нельзя было продавать, покупать, дарить, переселять по произволу владельца. Правительство объявило бывших крепостных свободными сельскими обывателями, присвоило им гражданские права свободу вступления в брак. Самостоятельное заключение договоров и ведение судебных дел, приобретение недвижимого имущества на свое имя и прочее.

Крестьяне каждого помещичьего имения объединялись в сельские общества. Свои общие хозяйственные вопросы они решали на сельских сходах. Исполнять решения сходов должен был сельский староста, избираемы на три года. Несколько смежных сельских обществ составляли волость. В волостном сходе участвовали сельские старосты и выборные от сельских обществ.

На этом сходе избирался волостной старшина. Он исполнял полицейские и административные обязанности. Деятельность сельского и волостного управлений, а также взаимоотношения крестьян с помещиками контролировались мировыми посредниками. Они назначались сенатом из числа местных дворян-помещиков. Мировые посредники имели широкие полномочия. Но администрация не могла использовать мировых посредников в своих целях. Они не подчинялись ни губернатору. Ни министру и не должны были следовать их указаниям.

Они должны были следовать только указаниям закона. В первом составе мировых посредников было немало гуманно настроенных помещиков декабристов Г.С.Батеньков и А.Е.Розен, Л.Н.Толстой и др Вся земля в имении признавалась собственностью помещика, в том числе и та, которая находилась в пользовании крестьян. За пользование своими наделами лично свободные крестьяне отбывали барщину или платили оброк. Закон признавал такое положение временным. Поэтому лично свободные крестьяне, несущие повинности в пользу помещика, назывались временнообязанными.

Размеры крестьянского надела и повинностей по каждому имению следовало раз и навсегда определить по соглашению крестьян с помещиком и зафиксировать в уставной грамоте. Введение этих грамот было основным занятием мировых посредников. Допустимые рамки соглашений между крестьянами и помещиками были обозначены в законе, где была проведена грань между нечерноземными и черноземными губерниями. В нечерноземных в пользовании крестьян оставалось почти столько же земли.

Как и прежде. В черноземных же под давлением крепостников был введен сильно уменьшенный надел. При пересчете на такой надел у крестьянских обществ отрезались лишние земли. Там, где мировой посредник действовал недобросовестно, в числе отрезанных земель оказывались необходимые крестьянам угодья прогоны для скота, луга, водопои. За дополнительные повинности крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков эти земли. Отрезки, сильно стеснившие крестьян, на протяжении многих лет отравляли отношения между помещиками и их бывшими крепостными.

Рано или поздно, полагало правительство, временнообязанные отношения закончатся, и крестьяне с помещиками заключат выкупную сделку по каждому имению. По закону крестьяне должны были единовременно уплатить помещику за свой надел около пятой части обусловленной суммы. Остальную часть выплачивало государство. Но крестьяне должны были возвращать ему эту сумму с процентами ежегодными платежами в течении 49 лет. В принципе, в основу суммы выкупа должна была бы лечь доходность выкупаемых земель.

В отношении черноземных губерний примерно так и было сделано. Но помещики нечерноземных губерний считали такой принцип для себя разорительным. Они давно уже жили в основном не с доходов от своих бедных земель, а за счет оброка, который платили крестьяне из своих сторонних заработков. Поэтому в нечерноземных губерниях земля была обложена выкупными платежами выше ее доходности. Выкупные платежи, которые правительство в течении многих лет выкачивало из деревни, забирали все накопления в крестьянском хозяйстве, мешали ему перестроится и приспособиться к рыночной экономике, удерживали русскую деревню в состоянии нищеты.

Опасаясь, что крестьяне не захотят платить большие деньги за плохие наделы и разбегутся, правительство ввело ряд жестких ограничений. Пока производились выкупные платежи, крестьянин не мог отказаться от надела и уехать навсегда из своей деревни без согласия сельского схода.

А сход неохотно давал такое согласие, потому что ежегодные платежи спускались на все общество, невзирая на отсутствующих, больных и немощных. За них приходилось платить всему обществу. Крестьяне были связаны круговой порукой и прикреплены к своему наделу. Помещикам-крепостникам удалось ввести в закон еще одну поправку. По соглашению с крестьянами помещик мог отказаться от выкупа. подарить крестьянам четверть их законного надела, а остальные земли забрать себе. Крестьянские общества, клюнувшие на эту уловку, впоследствии горько раскаялись.

Очень скоро села дарственников на своих крошечных наделах катастрофически обнищали. Конечно. Крестьяне ожидали не такую реформу. Наслышавшись о близкой воле, они с негодованием и удивлением воспринимали весть, что надо продолжать отбывать барщину и платить оброк. У них закрадывались подозрения, подлинный ли манифест им прочитали, не запрятали ли помещики, сговорившись с попами, настоящую волю. Донесения о крестьянских бунтах приходили из всех губерний Европейской России.

На подавления высылались войска. Особым драматизмом отличались события в селениях Бездна Спасского уезда и Кандеевка Керенского уезда Пензенской области. Посланные туда войска расстреляли там 110 человек. Эти и другие подобные известия произвели тяжелое впечатление на общественность, тем более, что критиковать в печати крестьянскую реформу было запрещено. Но к июню 1861 года крестьянское движение пошло на спад. Реформа получилась не такой, какой мечтали ее видеть Кавелин, Герцен и Чернышевский.

Построенная на тяжелых компромиссах, она учитывала интересы помещиков гораздо более, чем крестьян, и обладала очень коротким ресурсом времени — не более чем на 20 лет. Затем должна была встать необходимость новых реформ в том же направлении. 2.3.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РЕФОРМЫ 19 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

Личное освобождение крестьян. Образование сельских обществ. Учреждение мировых посредников. С момента публикации законов 19 февраля 1861 г. помещичьи крестьяне перестали

считаться собственностью — отныне их нельзя было продавать, покупать, дарить, переселять по произволу владельцев. Правительство объявило бывших крепостных “свободными сельскими обывателями”, присвоило им гражданские права — свободу вступления в брак, самостоятельное заключение договоров и ведение судебных дел, приобретение недвижимого имущества на свое имя и пр.

Крестьяне каждого помещичьего имения объединились в сельское общество. Общие свои хозяйственные вопросы они обсуждали и решали на сельских сходах. Исполнять решения сходов должен был сельский староста, избираемый на три года. Несколько смежных сельских обществ составляли волость. В волостном сходе участвовали сельские старосты и выборные от сельских обществ. На этом сходе избирался волостной старшина. Он исполнял полицейские и административные обязанности.

Деятельность сельского и волостного управления, а также взаимоотношения крестьян с помещиками контролировались мировыми посредниками. Они назначались Сенатом из числа местных дворян-помещиков. Мировые посредники имели широкие полномочия. Но администрация не могла использовать мировых посредников в своих целях. Они не подчинялись ни губернатору, ни министру и не должны были следовать их указаниям. Они должны были следовать только указаниям закона. В первом составе мировых посредников было немало гуманно настроенных помещиков.

Введение “временнообязанных” отношений. Вся земля в имении признавалась собственностью помещика, в том числе и та, которая находилась в пользовании крестьян. За пользование своими наделами лично свободные крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк. Закон признавал такое состояние временным. Поэтому лично свободные крестьяне, несущие повинности в пользу помещика, назывались “временнообязанными”.

Размеры крестьянского надела и повинностей по каждому имению следовало раз и навсегда определить по соглашению крестьян с помещиком и зафиксировать в уставной грамоте. Введение этих грамот было основным занятием мировых посредников.

Допустимые рамки соглашений между крестьянами и помещиками были обозначены в законе. Кавелин, как мы помним, предлагал оставить за крестьянами все земли, которыми они пользовались при крепостном праве. Помещики нечерноземных губерний не возражали против этого. В черноземных же губерниях они яростно протестовали. Поэтому в законе была проведена грань между нечерноземными и черноземными губерниями. В нечерноземных в пользовании крестьян оставалось почти столько же земли, как и прежде. В черноземных же был введен сильно уменьшенный душевой надел (надел на каждого крестьянина). При пересчете на такой надел (в некоторых губерниях, например Курской, он опускался до 2,5 десятин) у крестьянских обществ отрезались “лишние” земли. Там, где мировой посредник действовал недобросовестно, в числе отрезанных земель оказывались необходимые крестьянам угодья — прогоны для скота, луга, водопои. За дополнительные повинности крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков эти земли. “Отрезки”, сильно стеснившие крестьян, на протяжении многих десятилетий отравляли отношения между помещиками и их бывшими крепостными.

Выкупные сделки и выкупные платежи. Рано или поздно, полагало правительство, “временнообязанные” отношения закончатся, и крестьяне с помещиками заключат выкупную сделку — по каждому имению. По закону крестьяне должны были единовременно уплатить помещику за свой надел около пятой части обусловленной суммы. Остальную часть уплачивало государство. Но крестьяне должны были возвращать ему эту сумму (с процентами) ежегодными платежами в течение 49 лет.

В принципе в основу суммы выкупа должна была бы лечь доходность выкупаемых земель. В отношении черноземных губерний примерно так и было сделано. Но помещики нечерноземных губерний считали такой принцип для себя разорительным. Они давно уже жили в основном не с доходов от своих бедных земель, а за счет оброка, который платили крестьяне из своих сторонних заработков. Поэтому в нечерноземных губерниях земля была обложена выкупными платежами выше ее доходности. Выкупные платежи, которые правительство в течение многих лет выкачивало из деревни, забирали все накопления в крестьянском хозяйстве, мешали ему перестроиться и приспособиться к рыночной экономике, удерживали русскую деревню в состоянии нищеты.

Опасаясь, что крестьяне не захотят платить большие деньги за плохие наделы и разбегутся, правительство ввело ряд жестких ограничений. Пока производились выкупные платежи, крестьянин не мог отказаться от надела и уехать навсегда из своей деревни без согласия сельского схода. А сход неохотно давал такое согласие, потому что ежегодные платежи спускались на все общество, невзирая на отсутствующих, больных и немощных. За них приходилось платить всему обществу. Крестьяне были связаны круговой порукой и прикреплены к своему наделу.

Помещикам удалось ввести в закон еще одну поправку к своей выгоде. По соглашению с крестьянами помещик мог отказаться от выкупа, “подарить” крестьянам четверть их законного надела, а остальные земли забрать себе. Крестьянские общества, клюнувшие на эту уловку, впоследствии горько раскаялись. Очень скоро села “дарственников” на своих крошечных наделах катастрофически обнищали.

Крестьянские волнения. Конечно, крестьяне ожидали не такую реформу. Наслышавшись о близкой “воле”, они с удивлением и негодованием воспринимали весть, что надо продолжать отбывать барщину и платить оброк. У них закрадывались

подозрения, подлинный ли манифест им прочитали, не запрятали ли помещики, сговорившись с попами, “настоящую волю”. Донесения о крестьянских бунтах приходили из всех губерний Европейской России. На подавление высылались войска. Особым драматизмом отличались события в селениях Бездна Спасского уезда Казанской губернии и Кандеевка Керенского уезда Пензенской губернии.

В Бездне, жил крестьянин-сектант Антон Петров, тихий и скромный человек. Он вычитывал из “Положений” 19 февраля “тайный смысл” и растолковывал его крестьянам. У него получалось, что почти вся земля должна отойти именно к ним, а помещикам — “овраги да дороги и песок да камыш”. С огромной округи, даже из соседних губерний, шли в Бездну бывшие крепостные, чтобы послушать “про настоящую волю”. Из Бездны были изгнаны официальные власти, и крестьяне установили свой порядок.

В село были направлены две пехотные роты. По безоружным крестьянам, плотным кольцом окружившим избу Антона Петрова, было дано шесть залпов. 91 человек был убит. Через неделю, 19 апреля 1861 г. Петрова принародно расстреляли.

В этом же месяце разыгрались события в Кандеевке, где солдаты также стреляли в безоружную толпу. Здесь погибло 19 крестьян. Эти и другие подобные известия произвели тяжелое впечатление на общественность, тем более что критиковать в печати крестьянскую реформу было запрещено. Но к июню 1861 г. крестьянское движение пошло на убыль.

Историческое значение освобождения крестьян. Реформа получилась не такой, какой мечтали ее видеть Кавелин, Герцен и Чернышевский. Построенная на компромиссах, она учитывала интересы помещиков гораздо более, чем крестьян, и обладала очень коротким “ресурсом времени” — не то что на “пятьсот лет”, а, пожалуй, не более чем на двадцать. Затем должна была встать необходимость новых реформ в том же направлении.

И все же крестьянская реформа 1861 г. имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений. Страна уверенно вступила на путь капиталистического развития. Началась новая эпоха в ее истории.

Велико было и нравственное значение этой реформы, покончившей с крепостным рабством. Его отмена проложила дорогу другим важнейшим преобразованиям, которые должны были ввести в стране современные формы самоуправления и суда, подтолкнуть развитие просвещения. Теперь, когда все россияне стали свободными, по-новому встал вопрос о конституции. Ее введение стало ближайшей целью на пути к правовому государству — такому государству, которым управляют граждане в соответствии с законом и каждый гражданин имеет в нем надежную защиту.

Надо помнить исторические заслуги тех, кто разрабатывал и продвигал эту реформу, кто боролся за ее проведение, — Н. А. Милютина, Ю. Ф. Самарина, Я. И. Ростовцева, великого князя Константина Николаевича, К. Д. Кавелина, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского. Нельзя забывать и заслуг выдающихся представителей нашей литературы — А. С. Пушкина, В. Г. Белинского, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова и др. И наконец, неоспоримо велики заслуги императора Александра II в деле освобождения крестьян.

Рекомендуем посмотреть: